Жертва

6 Торонто

— Спасибо, мне только чаю, — улыбнулся сержант Кроу официантке, возвращая ей меню.

Официантка кивнула и сунула меню под мышку, дожидаясь, пока решит девушка. Кроу посмотрел на Дженни, сидевшую напротив. Она все еще рассматривала меню, водила пальцем по перечням блюд и, прищурясь, подносила страницу ближе к глазам.

— У них есть чизбургеры? — спросила она.

— Да, — сказала официантка.

Дженни подняла глаза.

— У нас есть чизбургеры, — кивнула официантка и улыбнулась. — Большие.

— Отлично.

— Что будете пить?

— Мускатную шипучку.

Официантка записала в блокноте и протянула руку, глядя прямо в лицо Дженни.

— Что? — испуганно отпрянула девушка.

Кроу взял у нее меню и передал официантке.

Увидев это, Дженни засмеялась и пожала плечами.

— Я не поняла, что ей от меня надо.

— А у тебя хороший аппетит, — сказал ей сержант.

— Я впрок наедаюсь. Набиваю кладовку.

— По-моему, ничего у тебя в кладовой не набито. — Кроу улыбнулся ей, зная, что подобная болтовня раскрепостит ее. — Все в самый раз.

Дженни улыбнулась и постучала пальцами по столешнице. Кроу дал бы ей лет шестнадцать-семнадцать. Это была симпатичная девушка, но с одутловатым лицом, какое, как он знал, бывает, если слишком много пить и неправильно питаться.

— Есть покурить? — спросила она.

— Не курю.

— Какой правильный. — Она подняла руку и показала ему бицепс, нервно посмеявшись.

— Ты давно в Торонто? — Кроу глянул на дверь греческого ресторанчика, заметив нескольких типов с претензией на артистичность, забредших с Блур-стрит.

— Может, и давно.

— Может?

Он посмотрел на нее.

— Ага, может. — Она вызывающе улыбнулась и продолжила стучать по столу.

— Что ж, — тихо сказал Кроу, наклоняясь через стол, — если будешь и дальше околачиваться вокруг мистера Ньюлэнда, надолго ты тут не задержишься, и конец будет очень болезненный.

Он выпрямился, глядя в лицо Дженни, видя, что его слова никак на нее не подействовали.

Она нахмурилась, вздохнула и отвернулась.

— Ага, точно, — ухмыльнулась девушка.

— Поверь мне, дорогуша, валяться тебе в канаве.

Он не мог не думать, что его слова, когда он делает подобные заявления, звучат как бандитская угроза. Он давно уже крутится вокруг них и знает, как реагируют люди на откровенный тон и неприкрашенную прямоту описаний. Чем они ужаснее, тем больше подкупают.

Официантка вернулась и поставила перед ним чашку чая. Щедро подливая туда молока, Кроу сказал:

— Расскажи мне про Стэна Ньюлэнда.

Дженни пододвинула к нему сахарницу, перегнулась через стол и насмешливым тоном шепнула:

— Нет уж.

— Я не ем сахар, детка. — Он улыбнулся и подмигнул ей, как бы посвящая в секрет. — У меня диабет.

— Ой, а у меня была одна знакомая девчонка с диабетом. У нее был какой-то приступ или что-то в этом роде. Я там, у нас, в приюте, видела, как ее рвало кровью.

— Спасибо. — Кроу прижал ложкой чайный пакетик к толстой стенке белой чашки, достал его и положил на блюдце, стукнув ложкой. — Ты меня обнадежила.

— Тебе уколы приходится делать?

— Инсулин.

— Как нарик.

— Точно. — Кроу улыбнулся, продолжая игру. — А что, действительно? Такой же нарик, как все остальные.

— Прикольно. У тебя и змейка есть?

— Может быть. — Он знал, что она говорит о неровной дорожке следов от уколов на коже, которую некоторые наркоманы называли змейкой.