Жертва

20 Торонто

Так как Дженни Киф находилась в безопасности под защитой полиции, Кроу решил, что пора брать Стэна Ньюлэнда, пока еще он не успел замучить других девушек. Очевидно, Ньюлэнд забыл об осторожности. Даже если он будет подозревать, что за ним следят, возможно, это не заставит его прекратить свои игры в соблазнение, мучение и смерть. Может быть даже так, что сама мысль о слежке манила его, подливала масла в огонь его непреодолимого влечения к жестоким убийствам новых и новых девушек. Задача нелегкая. Но в одном можно быть уверенным. Ньюлэнд наймет всех подонков в Торонто, чтобы они отыскали Дженни и разделались с ней за, безусловно, назначенное им вознаграждение.

Сочельник в больнице. Большинство сестер были веселее обычного, но некоторые казались молчаливыми и несчастными оттого, что не могут провести Рождество со своими близкими. Все они проходили мимо его палаты, спешили по делам, а кое-кто из них, проходя мимо, улыбался ему.

Повсюду катились подносы с едой, и в его палату с подносом зашла женщина в бледно-голубой униформе. На блюде под крышкой лежало особое угощение: маленький шоколадный Санта-Клаус, завернутый в разноцветную фольгу. Кроу взял его и поставил на край столика, скрипя зубами от боли. Он хотел приберечь шоколадку для Дженни.

Врач, на чьем попечении он находился, отказывался его выписывать. Придется сержанту уйти на свой страх и риск и подписать бумагу, которая освобождала больницу от всякой ответственности на случай осложнений или ухудшения состояния пациента.

— Должна пройти еще неделя, прежде чем вы сможете двигаться без вреда для себя, чтобы не открылась ваша рана, — сказал ему врач. — Вам нужно лежать неподвижно, пока все не заживет. Попробуйте на время обойтись без игр в ковбоев и индейцев.

Врач улыбнулся ему самоуверенно, нахально, из-за этого Кроу захотелось вскочить с койки и затолкать жемчужно-белые зубы врача прямо ему в глотку.

Кроу пошевелился на койке. Завтра он уйдет из больницы, выпишут его или не выпишут. Ему было не по себе, он ворочался в постели, вел с болью отчаянный разговор, словно переговоры с упрямым террористом. Он хотел уйти из больницы, но он знал, что с такой болью ему будет трудно двигаться свободно. Ему нужно, чтобы врач дал ему болеутоляющие таблетки, а если врач не согласится, тогда придется раздобыть где-нибудь в городе. Завтра Рождество, и именно в этот день Кроу хотел прищучить Ньюлэнда. Ему казалось, что это единственный подходящий момент.

Через полчаса он закончил есть, с радостью обнаружив, что к нему возвращается аппетит, хотя вся больничная еда была чуть теплая. Он выпил чай и снял трубку телефона, чтобы позвонить Фрэнсису Мориду. Он постоянно проверял Морида, ему нужно было убедиться, что все идет по плану. Прозвучали только два гудка, прежде чем на другом конце взяли трубку.

— Сержант Кроу.

Ни единого звука не раздалось со стороны Морида, пока Кроу не назвал кодовое слово. Тогда Морид невыразительно сказал:

— Все в порядке, — и повесил трубку.

— Что за тип? — пробормотал про себя Кроу, протягивая руку, чтобы положить трубку на место, потом подождал, пока утихнет режущая боль и пот высохнет на его лице, прежде чем даже попытаться сделать еще один глоток остывшего чая.