Жертва

24 Торонто

На машине не было опознавательных знаков, но Стэн Ньюлэнд не сомневался, что это полицейская машина. Он заметил ее в зеркале заднего вида — большой капот коричневого «форда-меркури», одинокий человек за рулем, смутно знакомое лицо в тени. Он перевел взгляд с зеркала на дорогу, потом снова на отражение, на повороте лицо вышло из тени и осветилось. Все стало ясно. Опять этот Кроу!

Взяв лежавший рядом на сиденье мобильный телефон, Ньюлэнд стал набирать номер, но цифры не подсвечивались. Телефон не работал. Кто-то в него залезал. Ньюлэнд бросил телефон на пол, огляделся вокруг и определил, что он всего лишь в нескольких кварталах от склада Грэма. Свернув на Ист-Квин-стрит, он поехал на юг вдоль Коксвелл-стрит. Потом он еще раз посмотрел в зеркало заднего вида и увидел, что коричневая машина по-прежнему держится позади. Пора остановиться, сказал он себе, иначе он приведет Кроу прямо в логово. Ньюлэнд остановил машину, и его подозрения подтвердились, потому что «форд» остановился сразу за ним.

— Отлично, — пробормотал он, глядя, как Кроу выходит из машины. — Травля со стороны полиции.

Ньюлэнд нажал кнопку, опускавшую стекло, и слушал, как оно жужжит, впуская в машину морозный полуденный воздух. Он терпеливо ждал, пока человек из «форда» подойдет ближе и задаст свои вопросы.

— Предъявите, пожалуйста, ваши права и регистрацию.

— Кажется, нарушения правил дорожного движения не входят в сферу вашей компетенции, детектив Кроу. Поправьте меня, если я ошибаюсь.

— Водительские права, регистрацию, — без выражения повторил Кроу.

— Ну конечно. Как вам угодно. — Ньюлэнд залез в бардачок и почувствовал внезапность холодной стали, прижатой к его виску.

— Спокойно, — сказал Кроу, сильнее вжимая дуло в кожу Ньюлэнда.

Ньюлэнд попытался посмотреть влево. Он увидел пистолет и державшие его руки в черных перчатках, потом осторожно двинулся, чтобы открыть бардачок и достать маленький кожаный бумажник, в котором лежали необходимые документы, стараясь не показать 45-миллиметрового револьвера, засунутого в глубину бардачка под буклеты.

— Держите, сержант. — Он протянул бумажник, держа его двумя пальцами.

Кроу взял его, даже не поглядев. Он просто сунул его в карман и убрал пистолет, надеясь, что никто ничего не видел.

— Прошу вас выйти из машины.

— Зачем мне выходить из машины? В чем дело?

— Прошу вас выйти из машины.

Кроу снова сунул руку в куртку и достал пистолет. «Что со мной можно сделать?» — спросил он себя. Офицер полиции производит законный арест. Сначала Ньюлэнд неровно ехал, а потом послал куда подальше офицера, попросившего предъявить водительские права. Ньюлэнд угрожал полицейскому и прятал у себя в бардачке огнестрельное оружие. Кроу видел револьвер. Сцена была бы идеальная. Он мог бы пристрелить Ньюлэнда, но такая смерть для этого подонка была бы слишком легкой.

— Живо из машины.

Он приставил пистолет к аккуратно постриженному виску Ньюлэнда. Думая о Дженни и крепко держа пистолет обеими руками, он испытывал страшное желание нажать на спуск. В лесу, за домом, где ее терзали, нашли видеокассету, ее, наверное, выбросил Мэнни, когда собирался сбежать. Кассета намокла, черная коробка треснула, но полицейским техникам удалось спасти фрагмент записи, где было ясно видно Стэна Ньюлэнда. Эта новая улика в конце концов могла бы засадить Ньюлэнда, но насколько? Нажать бы сейчас на спуск, подумал Кроу. Там еще были другие мужчины, уважаемые торонтские бизнесмены. Это он знал точно, но их лица были закрыты масками. Здесь ничего нельзя будет доказать. Они будут сидеть в своих офисах, заниматься делами, законно зарабатывать деньги. Семейные мужчины с любовницами, ипотеками, выплатами по займам. Мужчины, которые обедают в закусочных на углу, ездят на машинах по улицам делового центра, носят костюмы и портфели. Красивые мужчины с трудовыми буднями и светлым будущим. С виду нормальные люди, с которыми Кроу мог бы столкнуться в баре, на бейсбольном матче или в торговом центре. В них совершенно не было ничего необычного, кроме глубоко запрятанного влечения к жестокости.