Звёздная стража [= Звёздный легион; Наёмники Галактики]

16. Дорога на Прайм

Но для двоих, заключенных в спасательную шлюпку, время двигалось свинцово-медленно. Они могли лишь спать в единственно возможной позе, глотать таблетки рациона и разговаривать. Хансу изливал на Кану бесконечный поток рассказов о далеких мирах, на которые человек еще не посмел ступить, о жестоких битвах в жестоких условиях.

Кана жадно вслушивался, как будто ему предстояло сдавать экзамен по этим лекциям. За разговорами он забывал, что они заключены в скорлупу, которая может не достичь Земли. Молодой солдат знал, что старший товарищ щедро делится с ним знаниями, которые самому ему предстояло бы добывать десятилетиями. Он учился у замечательного специалиста класса Экс-Тии, объяснявшего самую суть их нелегкого дела.

— …поэтому они принесли жертву в ночь двойной луны, а мы спрятались в холмах и следили за ними. И получилось не совсем так, как мы ожидали…

Резкое «пип» прервало Хансу. На приборном щитке вспыхнула красная лампочка. Они входили в атмосферу.

Кана попытался расслабиться. Самое страшное — возможность миновать свою планету и вечно странствовать в пустом пространстве — теперь позади.

Никаких действий от них не требовалось. Спасательные шлюпки полностью автоматизированы — те, кто в них находится, зачастую ранены и не могут сами управлять полетом. Маленькие кораблики рассчитаны на безопасную посадку без участия самих пассажиров. В это приходилось верить.

Где они приземлятся? Кана тупо смотрел в изгиб металлического потока над собой. А вдруг посадка окажется неудачной — допустим, в море? Ждать осталось не так уж долго.

— Надеюсь, мы приземлимся не слишком далеко от Прайма, сэр, — произнес Кана, усиленно следя, чтобы голос не дрожал.

— Я тоже.

Сел кораблик как-то не очень удобно: Кана повис на своих укреплениях вниз головой. Мастер лезвия помог ему распутать ремни и стать на ноги. Теперь роль пола играла задняя стенка кабины, а люк находился в боковой стене. Хансу открыл его, и они прошли в выходное помещение, где их встречали дым и огонь. Ветеран с угрюмым видом сразу же захлопнул дверь.

— Тормозные ракеты, — пробормотал он. — Видимо, они при посадке вызвали пожар.

Огонь… Корабль, должно быть, окружает бушующее пламя. Но тут Кана вспомнил один из рассказов Хансу.

— Разве костюмы для высокой температуры не входят в обязательное обмундирование спасательной шлюпки, сэр?

Хансу хлопнул себя ладонью по лбу.

— Верно!

Они вернулись в кабину. Стены оказались сплошными. Разве это сиденья… Кана потянул за обивку, и губчатый матрас поддался. Он был прав! В основании каждого сиденья находился запасной отсек, а в нем — костюм. Мастер лезвия осмотрел находку.

— Они тесноваты для нас… но некоторое время выдержать можно.

От обоих потребовалось поистине акробатическая ловкость, чтобы в тесном помещении забраться в эти громоздкие сооружения. Когда они все же сделали это, Хансу отрегулировал температуру внутри.

— Будем надеяться, что огонь носит местный характер. Когда будете выходить, постарайтесь как можно дальше отпрыгнуть от корабля.

Кана кивнул и надел шлем.

Хансу вышел первым, лишь на мгновение задержавшись в наружном люке и затем исчезнув. Кана, как мог приземлился на одно колено, быстро поднялся и пробирался мимо деревьев, кроны которых были охвачены пламенем. Густой слой дыма закрывал окружающее. Сначала ему было страшно входить в огонь, но скоро он стал чувствовать себя увереннее и, не сворачивая, шел в намеченном для себя направлении.

Неожиданно Кана оказался а открытом месте у края утеса. Внизу проходила дорога, на которой стояла странная, наземная фигура — мастер лезвия. Она делала руками какие-то знаки, показывая на пояс. Кана понял. Найдя кнопку, он легко опустился на дорогу недалеко от Хансу. Жаль, что эти костюмы не имеют наряду с антигравитационными и ракетных двигателей, подумал он с сожалением.